15 моих любимых цитат из книг Ремарка

15 моих любимых цитат из книг Ремарка

Предыдущий топик
Следующий топик
— Ты читала Ремарка «Три товарища»?
— Нет, не читала. Но я слышала, что Ремарк — сильная писательница.

Вы встречали такую путаницу? Я встречала. Нет, я понимаю, что иной раз лишь по имени иностранного писателя трудно понять, кто он — мужчина или женщина.

Признаюсь вам, я и сама как-то сплоховала. Скачала книгу «Прежде чем ребенок сведет вас с ума» Найджела Латта в полной уверенности, что ее написала женщина, и лишь начав читать, я поняла свою ошибку.

Так что теперь я периодически залезаю в инет и проверяю, к какой когорте принадежит автор — мужчин или женщин.

Но тут все-таки другой случай. Эрих Мария Ремарк — классик. Не знать, что это мужчина, как-то странно.

Ну да ладно, не об этом я хотела вам сегодня рассказать. Я хотела вам рассказать о своей любви к этому писателю.

Я познакомилась с его книгами где-то год назад и с тех пор влюбилась. Я не знаю писателя, который бы так точно описывал жизнь.

Единственное, что меня смущает, — концовки его книг. Они неизменно печальные. По крайней мере я еще ни одну не видела без смертельного исхода, хотя прочитала больше 10 его книг.

Самое интересное, девочки, когда в первой книге главная героиня умерла, я подумала — ну бывает, чего уж там. Прочитала вторую — умер главный герой. Третью — снова...

Открыв пятую книгу, я поняла, что наверняка и в ней не будет счастливого финала, но все равно до последнего я ждала чуда. Не дождалась.

Думаете, я поумнела? Куда там. Вот сейчас у меня в читалке лежит его «Искра жизни», и я искренне верю, что хоть в ней герои проживут долго и счастливо, а если и умрут, то как-нибудь потом, без меня.

Но не смотря на это, я все равно люблю Ремарка. Я читаю, выделяю интересные мысли из его книг. Обсуждаю их с мужем. А сегодня хочу поделиться ими с вами.

Почитайте и расскажите, какие вам понравились. А может, у вас тоже есть любимые цитаты у Ремарка? )



























Предыдущий топик
Следующий топик
5 лучших комментариев
Zoia sl Ответить
2015-04-08 12:19:40
Zoia sl
Да… Очень верно подмечено.
Натали ИИ Ответить
2014-11-18 00:27:40
Натали ИИ
вот этот отрывок:
«Ползущая сквозь сумерки колонна была похожа на стаю больных усталых
птиц, которые уже не в силах были летать. Они едва волочили по земле
заплетающиеся ноги, шатаясь из стороны в сторону, и если кто-нибудь падал,
задние ряды шли прямо по нему, даже не замечая этого.

Толпу загнали на плац, расположенный между бараками. Она медленно
растеклась, словно лужа, в разные стороны; несколько человек в изнеможении
опустились на землю, к ним присоединились другие; этот неподвижный островок
посреди текущей людской массы быстро разрастался, и вскоре все до единого
лежали на плацу, и вечер бесшумно спустился на них, словно медленный дождь
из пепла.

Они спали. Но голоса их не смолкали. То там, то здесь, вспорхнув, как
испуганные птицы, из снов и тяжелых кошмаров, они вонзались в ночь, чужие,
гортанные, порой сливаясь в один протяжный, жалобный стон, и этот стон глухо
бился о стены бараков, словно волны людского горя о неприступный ковчег
спасенных.

В бараках всю ночь не могли уснуть. Эти звуки рвали душу на части, и
уже через два-три часа многие, не выдержав, впали в истерику. Их крики
услышали на плацу, и жалобный вой стал нарастать, в свою очередь усиливая
вопли беснующихся в бараках. Этот жуткий, средневековый
антифонвскоре заглушил грохот прикладов, обрушившихся на
стены бараков, выстрелы и перестук дубинок — то приглушенный, когда удары
ложились на спины, то более звонкий, когда дубинки плясали по черепам.
Постепенно стало тише. Кричавших в бараках усмирили их товарищи, а
толпу на плацу наконец одолел свинцовый сон изнеможения. Одни дубинки вряд
ли заставили бы их замолчать: они уже почти не чувствовали ударов.
Причитания, которые теперь были похожи на вздохи ветра, не затихали до
самого утра.
Ветераны долго слушали эти звуки. Они слушали и содрогались от мысли,
что и с ними может произойти то же самое. Внешне они почти ничем не
отличались от людей, лежавших на плацу, и все же — спрессованные, как
опилки в этих привезенных из Польши бараках для обреченных, посреди вони и
смерти, посреди стен, испещренных прощальными иероглифами умирающих, корчась
от боли из-за невозможности сходить в уборную, — они чувствовали себя
счастливыми перед лицом этого безграничного чужого горя; бараки вдруг стали
для них олицетворением родины, безопасности, и это казалось им самым
страшным из всего, что они видели и испытали раньше…
Утром они проснулись от множества тихих, чужих голосов. Было еще темно.
Причитания смолкли. Зато теперь кто-то скребся снаружи, царапал стены
барака. Казалось, будто в них вгрызаются сотни крыс, стараясь проникнуть
внутрь. Вначале скребли негромко, вкрадчиво, затем все настойчивее, и
наконец, начали осторожно стучать в двери, в стены, послышались голоса,
заискивающие, просительные, срывающиеся от предсмертного страха: на разных,
непонятных языках люди с плаца просили впустить их.
Они молили укрывшихся в ковчеге отворить дверь и спасти их от потопа.
Они уже не кричали, почти смирившись со своей участью, они затаились в
темноте, под стенами и окнами, и тихо просили, поглаживали деревянные стены
или скребли их ногтями и просили мягкими, темными голосами.
— Что они говорят? — спросил Бухер.
— Они просят, чтобы мы впустили их, ради их матерей, ради… — Агасфер смолк, не договорив. Он плакал.
— Мы не можем, — сказал Бергер.
— Да, я знаю…

Евреи не вставали. Распластавшись на земле, они полными ужаса глазами
смотрели на охранников или закрывали руками головы.
— Встать! — орал Хандке. — Живо! Подымайтесь, твари вонючие! Или вас
подбодрить? А ну пошли отсюда!
»Подбадривание" не помогало. Пятьсот измученных тварей, низведенных до
животного уровня только за то, что они иначе молились Богу, чем их мучители,
больше не реагировали на крики, брань и побои. Они отказывались вставать,
они словно пытались обнять землю, они отчаянно цеплялись за нее: для них не
было сейчас ничего желаннее этой несчастной, загаженной земли — земли
концентрационного лагеря; эта земля означала для них рай, спасение. Они
знали, куда их везут. "(Искра жизни)
Натали ИИ Ответить
2014-11-19 00:08:15
Натали ИИ
вот этого у меня тоже муражки, спасибо что написали, поделились
я раньше как рассуждала. если человек умер за 70 лет то обычно говоришь-ну пожил… вот более молодых более жалко
а потом умерла одна женщина,77лет, дальняя родственница. я мало её знала, но мы были с ней в последние дни и как было её жалко, когда она умерла. у меня был сильный шок.и в голове-как рано, как жалко что еще не пожила
и после этого я поняла что смерть в любом возрасте -рано
ведь человек это целый мир-события чувства, переживания, улыбки… и вдруг смерть
сразу думаю-бедные атеисты. ну как можно жить думая что смерть это конец всему, как будто и не было человека, как будто всё было напрасно-слезы, радость, любовь
думаю увидев смерть близко редко кто остается атеистами
не зря же говорят что на войне атеистов нет

после смерти всё время в голове фраза где то услышанная-нет смерти для меня
я верю что нет смерти для тех родных мне людей которые к сожалению умерли уже
только увидев смерть рядом я поняла как она нелогична и неестественна, поняла что реально изначально человек был создан Богом бессмертным
Натали ИИ Ответить
2014-11-18 00:13:28
Натали ИИ
очень люблю книги Ремарка. мужской стиль. без излишней розовой размазанности, слезливости, но от этого только сильнее в душу проникает. я прочитала пока мало его книг, т.к. мне под него нужен настрой. после прочтения идёт долгое осмысление.пока из того что я прочитала больше всего меня потрясла именно Искра жизни, то что вы читаете. кстати несмотря на всю тяжесть повествования, всё же довольно хорошее, если можно так выразиться, окончание
из цитат вспоминаю именно Искру жизни, как заключенные довольно холодно сравнивались с насекомыми. описывал так буднично пытки голод, вообщем будни эти заключенных. описывал как бы не призывая к малейшей жалости и сочувствию. и от этого становилось жутко-все эти ужасы  вынужденно стали для них какой то нормой жизни...
и вдруг -прорыв, всплеск эмоций-изумительное пронзительное описание евреев которые на ночь остановились в их лагере… сравнение с печальными птицами… их крики… они знали что их везут уничтожать..
я плакала и перечитывала снова и снова этот отрывок
второй раз я плакала над книгой. первый раз в школе, читая Белый Бим черное ухо.
Людмила Ягуза Ответить
2014-11-12 11:37:45
Людмила Ягуза
Я как-то с подругой ходила на книжный рынок, у одного лотка продавец задал ей вопрос, что она ищет, она так задумчиво ответила:
— Хочу почитать что-нибудь новенькое из Ремарка...
На что продавец ей печально ответил:
— К сожалению, он умер...
Кстати, именно Ремарк перевернул мое детское сознание, которое знало твердо и уверенно, что все немцы — фашисты. Его книги открыли мне истину, что немцы — тоже люди.
А то, что все герои умирают… Так он описывал жизнь того поколение, которое прошло войну. Переосмысление жизни через ее ужасы часто дает такой вот результат. Но надо отдать должное: при всей этой безысходности он сумел показать человечность.

Комментировать

Вы не против подписаться на лучшие рецепты Алимеро?

×