Реальность во сне

Это было самое странное собеседование, на которое я когда-либо попадала.

Директор фирмы лично взялся знакомить меня с особенностями производства. Широкой уверенной походкой идет впереди меня, кивая то влево, то вправо, обращает внимание на незнакомые для меня станки, огромные железные баки и множество труб самого разного диаметра. Все это располагается под открытым небом, а потом плавно прячется в исполинские кирпичные бункеры, высота которых просто ужасает.

 
Директор шел быстро, я мало что успевала рассмотреть, пытаясь не отставать. Я слышала его низкий гортанный голос, видела перед собой широкую спину в светло-сером пиджаке. А все остальное будто в тумане. Только иногда из размытого круговорота резко выступали контуры каких-то страшноватых труб и цистерн.
 
В последнем из цехов он вручил мне неизвестно откуда взятую пустую пластиковую бутылочку и какую-то пеструю, будто игрушечную, глубокую ложку. Для себя я назвала ее именно ложкой, хотя больше всего этот предмет напоминал миниатюрный половник.
 
Все так же уверенно двигаясь вперед, начальник продолжал свой рассказ. Из всего я уловила только то, что все, окружающее нас – это завод по производству шампуней. Хотя, может, я от переживаний ошиблась, недослышала.
 
Потом он дал мне попробовать какую-то жидкость. Сказал подержать во рту, но ни в коем случае не глотать. Я послушно выполняла указания. Представьте себе, что по глупости запихнули себе в рот целую пачку очень сильно-мятной жевательной резинки. И вся эта тягучая, ядовитая смесь внезапно превращается в жидкость.
 
Я из последних сил держала эту гадость во рту, глаза наполнялись слезами, но боковым зрением я продолжала следить за директором. Он держал эту отраву какое-то время во рту, а потом просто выплюнул на асфальт под ногами. Успеваю обратить внимание на его темные лакированные туфли. Выплевываю гадость. Под ногами она принимает неприятный насыщенно-серый цвет и становится слишком уж похожа на машинное масло. Отплевавшись, поднимаю голову.
 
Мой будущий начальник достал откуда-то зубную щетку и, как ни в чем не бывало, щедро льет на нее зубную пасту, а затем начинает чистить зубы. Я отворачиваюсь. В тот миг эта процедура показалась мне слишком личной, интимной. Для него, похоже, это было в порядке вещей.
 
Покончив с гигиенической процедурой, он продолжает вести меня дальше, на ходу объясняя, что моя работа будет заключаться в сборе этой серой вязкой гадости в пустые бутылки с помощью той игрушечной ложки. Это вещество собирается пенкой и образует пленку над кипящими чанами, которые мы только что прошли. Я содрогаюсь от страха и отвращения, но не смею перечить.
 
Мужчина продолжает идти вперед, даже не оборачиваясь в мою сторону. Всю дорогу он рассказывает мне, как осторожно и бережно я должна выполнять инструкции, и ни в коем случае «не экспериментировать».
 
«Это очень важно, чтобы ты все делала четко и правильно», — слышу перед собой и молча киваю. Вряд ли он может видеть спиной, но сил заговорить с ним у меня не хватает.

 
Жутковатая экскурсия закончилась

Мы в центральном помещении. Тут много людей. Как раз слева от двери стойка ресепшен. Почему-то больше я ни на что не обратила внимания, только краем сознания отметила, что помещение очень большое с высокими потолками и декором из черного камня.
 
За круглым регистрационным столом две девушки. Секретарши. Мне кажется, они чем-то похожи друг на друга. Не сказала бы, что сестры, но как-то одинаково себя ведут. Типичные красавицы на каблуках и с длинными ногтями. Одну из них почему-то помню более четко. У нее длинные, чуть волнистые волосы цвета кофе, собранные в странную высокую прическу заколкой, слишком уж похожей на украшение для маленьких девочек.
 
На ней то ли костюм, то ли платье цвета морской волны. Почему-то сразу бросается в глаза, что одежда очень теплая. Мало того, складывается ощущение, что все это сшито-связано собственноручно. Юбка до колена – от талии вниз расходятся большие складки. Этот наряд тоже чем-то похож на кукольное платье.
 
Девушки-секретарши молча меня разглядывают, будто какой-то мусор. Через миг я просто перестану для них существовать, а их мир вновь станет скучным и привычным.
 
Как мне показалось, в этот же день, только после обеда, я вновь в этом зале. Но вместо девушек за стойкой сидит сам директор. Я застываю около входа, для большей надежности опираясь плечом о дверной косяк. Теперь на НЕМ вместо костюма темные джинсы и какой-то тоненький блестящий свитер цвета топленого молока.
 
Он так весело улыбается окружающим и что-то им говорит. Не могу понять ни единого слова. Мимо меня проходят люди. Среди посетителей узнаю своего бывшего молодого человека. Он, не обращая на меня внимания, подходит к директору и о чем-то с ним говорит, а затем протягивает ему букет цветов.
 
Только теперь я заметила, что на столе уже лежат цветы и какие-то пакеты с бантами и лентами. До меня начинает доходить, что все поздравляют директора с днем рождения. Я тоже начинаю бормотать что-то нечленораздельное, продолжая опираться на дверной косяк. Директор, слушая мое поздравление, чуть наклоняется вперед. И я замечу… вырез тонкого свитера в этот миг почему-то стал слишком большим. Под легкой тканью поднимаются бугорки женской груди.
 
На мгновение я застываю

Мозг совсем отказал. Не может этого быть! Это какая-то разновидность психоза! Поднимаю голову – его взгляд скользит по моей шее. Я точно вижу четко очерченный кадык. Мой взгляд дальше вверх к подбородку, остановка на губах. В этот момент возвращаюсь в реальность. Все чувства становятся сфокусированными.
 
Без отдельных деталей теперь полностью вижу его лицо. Тонкие губы на миг искривляются в недовольной гримасе, но уже в следующую секунду одно выражение сменяется другим. Тонкий нос с чуть заметной горбинкой, светлые серые глаза. Глаза, из которых, кажется, вот-вот посыплется снег из осенних сизых туч. Очаровательные черные брови, которые сама природа изогнула в легком удивлении и открытости. Короткие волосы торчат ежиком.
 
Я смотрю прямо в эти снежные осенние глаза, он тоже не отрывает от меня взгляда, и при этом продолжает разговаривать с окружающими, будто ничего не происходит. Я все таки отвожу взгляд. И в этот же миг мои мысли взрываются беззвучным криком. Кто это? Неужели, это девушка? Я ведь точно видела грудь. Но… я не знаю, что думать.
 
Из круговорота мыслей меня вырывает его/ее голос. Не могу сказать, что точно он/она сказал и к кому обращался. Меня привлекла сама его манера говорить. Он специально избегает слов, которые смогли бы конкретизировать его пол. Будто специально путает. То есть, не путает, а избегает конкретики. А потом я замечаю, что все окружающие поддерживают эту странную игру. Или у меня в самом деле прогрессирует психоз, а все вокруг просто все равно.
 
Не помню, как мы оказались на улице. Директор о чем-то весело рассказывает, но пытается сохранить какую-то дистанцию к своим сотрудникам. Я молча наблюдаю со стороны. Все весело идут по улице.

 
Странная местность постепенно сменяет кирпичные стены переулков на выцветшие от солнца брезентовые навесы. Переулок постепенно перерастает в какой-то сюрреалистический базарный ряд. С обеих сторон одинаковые навесы-палатки. Все светло-серые, будто выцветшие от постоянного яркого солнца. Не могу сосредоточится на товарах, которые здесь продаются – все мое внимание приковано к начальнику.
 
В его поведении проявляются какие-то детские черты. Он так легко общается с окружающими, о чем-то шутит. А вместе с этой непосредственностью бросается в глаза то, что он действительно лидер в этой странной компании. Его/ее беспрекословно слушаются, безупречно исполняя сказанное.
 
Чем больше времени провожу среди этих странных людей, тем глубже чувствую абсурдность ситуации. Никакого завода не существует, тем более, нет никаких шампуней и, собственно, работы. Это была своеобразная шутка, розыгрыш, чтобы поприветствовать новенькую, то бишь меня. Почему меня стоит приветствовать, и что означает это «новенькая» я так и не поняла. А объяснять это мне, похоже, никто не собирается. Да и спрашивать нет настроения.
 
Я просто молча слежу за этой чудной толпой, стараясь не отходить далеко от лидера. Чем-то меня неудержимо влечет эта привлекательная девушка-мальчик. Меня тянуло к ней, будто магнитом. Не нужно было разговаривать, просто видеть бы ее. Я окончательно решила для себя, что это парень, когда он начала нас считать.
 
Называя каждого по имени или прозвищу, себя назвал «Сергунчиком» или как-то так. Точно не могу вспомнить, но уверена, что это что-то видоизмененное от привычного «Сергей». После этого его прозвища мой внутренний мир взорвался радостью – это действительно мужчина.
 
И теперь мне плевать, что он лишь чуть выше меня и худой, будто щепка. Не буду обращать внимание на грациозные линии рук, на легкие выверенные движения, на эти завораживающие глаза с длинными угольными ресницами. Он мужчина! Он сам так сказал. Этого достаточно. На вид ему не более двадцати трех.
 
Я молча наблюдала, как он раздает какие-то поручения, а потом идет чуть выше по улице, сворачивает налево и там садится на невысокий парапет, подвигаясь к какой-то девушке. Они разговаривают. С такого расстояния не могу понять, о чем. Просто стоя в тени одной из палаток и молча смотрю на него.
 
З разговора неподалеку слышу, что этот парапет – это самая высокая точка этой странной местности, и используется он в качестве обзорного пункта. Мне это ни о чем не говорит, просто кусочек из потока информации. Но почему-то запомнилось. Я стою так еще какое-то время, после чего разворачиваюсь и ухожу.
 
За спиной слышу окрик, но продолжаю движение. Когда мы шли сюда, я заметила в одной из улочек туалет. Почему-то мне подумалось, что я легко найду это место. Глупая была идея. Я заблудилась. По-моему, свернула не на том повороте. Вокруг кирпичные стены каких-то жутких мертвых заводов и фабрик. Почему я так решила? Сама не пойму. Просто язык бы не повернулся назвать эти строения жилыми.
 
Я шла все дальше и дальше, пока не вышла на широкую дорогу. Прямо передо мной как раз проезжало что-то. Какой-то мутант – гибрид танка, черепахи и… яблока. Этот автомобиль, если можно так выразиться, был чуть ниже меня, а вот шириной не уступал привычному транспорту. Везде на нем приварены и прикручены какие-то скобы, пластины, лесенки. На высоте в полтора метра очень четко видна щель. Похоже, что крыша этого «яблока» открывается будто люк у танка. То есть, есть что-то в средине, что управляет этой штукой.
 
Я стою еще какой-то миг, пока странное чудовище проезжает мимо. А потом резко повернулась и, чуть подпрыгнув, схватилась за скобу на крыше этой странной махины. Забраться на нее всем телом у меня не осталось ни сил, ни желания. Просто висела на ней полулежа, держась руками за железные скобы, которые размещались как раз по бокам этой конструкции. А ноги на несколько сантиметров оторвались от земли.
 
Это железное яблоко двигалось на удивление быстро. Держась на нем, пыталась не сорваться и инстинктивно наклонялась в сторону поворотов. У странной машины три маленьких колеса, которые практически незаметны под всей конструкцией. Одно спереди, и два сзади, как в детском велосипеде.
 
Широко открытыми глазами смотрю на дорогу. Не помню своих эмоций. Мой мозг напрочь отказывается осмысливать происходящее. На обычной сельской дороге время от времени прямо из-под утоптанной пыльной земли выступают дугами сплетения огромных тросов и каких-то проводов. Металлический монстр движется прямо по этим жутким полосам, в последний миг изменяя направление, чтобы маленькие колесики не попали в промежутки между тросами.
 
Эти препятствия встретились еще пару раз, и яблоко, не меняя скорости, выехало на асфальт. Вся дорога выглядела страшно. Такое чувство, что кто-то этот асфальт пережевал, а потом просто выплюнул на дорогу. Везде выбоины, камни. А потом дорога действительно стала похожа на магистраль. Асфальт ровный и гладкий, правда, чуть темнее, чем я привыкла видеть на обычных дорогах.
 
Уже через мгновение я пожалела, что дорога наконец стала ровной. Теперь металлический монстр усиленно набирал скорость. Не знаю, почему, но именно в этот миг я оторвала взгляд от дороги и подняла голову. Справа множество кирпичных сооружений, а далеко наверху поднимается узенькая дорожка с широким парапетом – пункт наблюдения.
 
Там, на том сером бетонном парапете сидел он

Вновь в мозгу настойчиво забилась мысль о том, что это девушка. Но в тот момент мне было все равно. Она меня тоже увидела, махнула рукой, приветствуя. Меня снова перемкнуло. Хватило одного взгляда, чтобы представить тонкую полоску губ. Я разжала пальцы.
 
Через мгновение слетела с проклятого яблока и упала на асфальт. Странная железяка продолжила движение. А я только сейчас заметила, что упала как раз перед мостом. Мост, как и все вокруг, тоже построен из красного кирпича. Спустилась к самой воде. Дорожка тонула в грязных мутных волнах, выносивших на берег мусор. Здесь были и белые кусочки бумаги, и ржавые железки, постепенно превращающиеся в пыль, и резиновые автомобильные шины.

 
Оторвавшись от созерцания мусора, заметила, что ОНА бежит по дорожке вниз, ко мне. За ней какая-то девушка. Она не заметила меня. Спустившись к воде, начала взволнованно вглядываться в мутную воду. Я окликнула ее. Она обернулась, улыбнулась с облегчением. Так приятно смотреть на ее улыбку.
 
Потом моим вниманием завладел мост. Точнее, то, что находилось с противоположной стороны моста. Сквозь кирпичную арку, где течет вода, я увидела строение, очень напоминающее жилой многоэтажный дом. А еще высокое зеленое дерево. По-моему, это береза. Хотя, какая разница. Удивило меня то, что это единственное дерево, которое я вообще здесь увидела.
 
ОНА тоже заинтересовалась. Предложила сходить и посмотреть. Киваю, соглашаясь, молча подхожу к мосту. Почему-то оборачиваюсь. За мной из тумана выступают силуэты неисчислимых заводов, фабрик. Небо задыхается от смога, прорезанное сотнями закопченных труб и ржавых высоких громоотводов. Как можно здесь жить? Это ведь мир промышленности, техники, но не людей…
 
Оказавшись по ту сторону моста, сразу же зябко передергиваюсь. Почему-то здесь намного холоднее. Пальцы начинают мерзнуть, но теперь можно ближе рассмотреть строения. Прямо перед нами обычная панельная многоэтажка. Только с первого же взгляда видно, что дом давно заброшен. Темные разбитые окна встретили нас мертвой тишиной. Но сквозь покой запустения слышатся голоса.
 
Мы, не сговариваясь, идем дальше. Точно помню, как спускаемся вниз винтовыми бетонными ступенями, на которых от времени и запустения цветет какая-то трава и мох. А потом перед глазами возникает странная жутковатая картина – небольшой дворик, окруженный деревьями.
 
Посреди двора застывшая грязь и вода. На тонком льду прыгают дети, стараясь разбить белую пленку. Мы застываем, наблюдая за малышами. Они тоже нас заметили, осторожно подходят. Знакомства не помню – только отдельные несвязные предложения.
 
Из всего разговора поняла, что в этом страшном детском мире всегда зима. Они уже привыкли, что лед не раскалывается, а в холодной воде невозможно замерзнуть. И демонстрируют это. У меня сердце пропустило удар, когда одна из девочек прямо в шубке прыгнула в ледяную воду и простояла там несколько минут, скрывшись почти по шею.
 
Директор решил, что детей стоит забрать в мир фабрик. По крайней мере, там всегда тепло, хоть и не так чисто и нет деревьев. Малыши с радостью соглашаются. Почему-то рядом с ними нет ни одного взрослого. Самой старшей девочке, на вид, не более тринадцати лет.
 
Назад мы возвращались вплавь

Зачем? Почему? Неужели нельзя было вернуться обычным путем? Но нет. Странно, но под водой мы могли дышать. Проплывая под мостом, наблюдаю, как прозрачная вода превращается в мутную и грязную, с рыжим оттенком ржавчины.
 
Первой плывет девочка в шубке. Проплыв под мостом, ее шуба рассыпается желтыми искрами, превращаясь в белую майку и джинсовую юбочку до колена. За ней плывет незнакомка из нашего мира машин. Потом я. А за мной ОНА.
 
Будто со стороны я наблюдаю за всем, что творится вокруг. В воде все движения плавные, медленные. Чтобы выплыть на той стороне, нужно нырять. В воде очень много мусора – острая арматура, какие-то необычные бетонные и кирпичные конструкции. Я почти доплыла до берега, когда заметила, что наша начальница ударилась виском о высокую бетонную колону, и плавно погружается в мутную глубину.
 
Я пытаюсь нырнуть за ней, поймать. В голове взрывается мысль, что та и должно быть. Это обмен. Кто-то пришел в мир машин, кто-то должен этот мир покинуть. Я уже почти дотянулась до нее, когда кто-то схватил меня за волосы, пытаясь достать до шеи. Чужая рука коснулась лица, пытаясь схватить покрепче и вытащить из воды.
 
Но я отчаянно вырываюсь. Вокруг уже ничего не видно, слишком мутная вода. Но я продолжаю нырять все глубже. Чувствую, что больше не могу дышать под водой, но продолжаю плыть вниз. Какая же тут глубина? Больше не вижу света надо мной, из горла вырываются прозрачные пузырьки, но я плыву. Я пытаюсь кричать, звать ее по имени. Я зову ее «Рита». Почему? Да какая разница!
 
На какой-то миг мне показалось, что я увидела ее. А потом случилось что-то страшное. Из мутной темноты ко мне приблизился темный дым. Какое-то время я вижу в этом смоге ее лицо, а потом морок резко окружает меня со всех сторон. И что-то меняется.
 
Я слышу ее голос, она зовет меня. А потом… я вижу себя со стороны.  Вижу, что лежу на кровати, а надо мной страшная деревянная кукла с одним глазом. Кукла в человеческий рост. Она нависает надо мной, кричит ЕЕ голосом, зовет меня и тянется к моей шее, собираясь задушить.
 
Я проснулась

Дома, на своей постели. Лежу и стеклянными глазами смотрю в потолок. Мне очень страшно, но сейчас не до этого. Плевать на страх. Закрываю глаза, только бы снова уснуть. Только бы провалиться в сон и увидеть, узнать – жива ли ОНА. Сейчас мне это важнее самого воздуха в легких. Только бы узнать…
 
 
Утром было необычное ощущение – странное, жутковатое облегчение.
Я смогла заснуть практически мгновенно. И я смогла увидеть ЕЕ. С НЕЙ все в порядке. И это самое главное…
Vika Gorobets Ответить
2014-10-16 16:40:48
Vika Gorobets
Вам бы романы писать, только это на других сайтах.)))))))))
solnce v_stakane Ответить
2014-10-16 18:00:15
solnce v_stakane
пишу =)
Аля КР Ответить
2014-10-16 21:56:08
Аля КР
Вот это сюжет… Как же Вы все запомнили?
 
Ирина Г Ответить
2014-10-16 23:39:13
Ирина Г
Про куклу — ужас! Такое ощущение, что топик написан сразу после пробуждения, иначе всех подробностей и не запомнить
solnce v_stakane Ответить
2014-10-17 07:17:20
solnce v_stakane
не топик — это уже утром. а проснулась я действительно среди ночи, затоптала любимого =), нашла карандаш и бумагу и написала
Любовь Волкова Ответить
2014-10-17 00:34:36
Любовь Волкова
ох и сон!
Маша Брусникина Ответить
2014-10-17 14:30:37
Маша Брусникина
Кошмар, надо же такому приснится.
solnce v_stakane Ответить
2014-11-02 20:26:02
solnce v_stakane
сама в шоке =)
Катерина Кру Ответить
2014-10-18 15:22:31
Катерина Кру
прочитала на одном дыхании!
Мне такого рода сны очень редко снятся. когда температура под 40)) 
solnce v_stakane Ответить
2014-11-02 20:26:22
solnce v_stakane
гм… буду считать это завуалированным комплиментом =)
Катерина Кру Ответить
2014-11-02 20:31:52
Катерина Кру
так и есть! Я всегда восхищалась людьми, которые могут так живописно написать!!!

Комментировать